Прогулка по милой Тарусе

Просто так ехать на дачу и делать шашлыки показалось скучным, и мы продолжили объезд ближних и не очень окрестностей. Практически перед самым выходом из дома (который из-за ленивого дождливого субботнего утра весьма затянулся) выбрали Тарусу.

В Тарусу я собиралась давно. Знала, что это маленький, и должно быть по всему очень милый городок на Оке, где провела детство Цветаева и где жил Паустовский, дачное место интеллигенции начала XX века. Углубится в подготовку не успела, но это оказалось необязательным — времени в итоге у нас оказалось немного: музеев мы не посетили, на лодках не катались, но представление составили и решили обязательно вернуться для более обстоятельной прогулки.

Ехать от Москвы — 130 км. До Серпухова летишь по скоростной трассе, а после — одноколейками вдоль Оки. Нас навигатор почему-то постеснялся вести через сам Серпухов и предложил объезд. В итоге постоять все равно пришлось: у железнодорожного переезда в районе поселка Шарапова Охота. И вовсе не потому, что его перекрывали. Просто переезд такой кривой, что машины медленно-медленно переползают через рельсы, и пробка растет (а обочинщики, конечно, ее усугубляют). Зато дальше витиеватая дорога ведет через милые поселки (а все яблони у дороги ломятся от яблок) и фермерские поля (кукурузные, кабачковые и пр.). Проскочили через Пущино (не, что «Наукоград», а то что на Наре), краем глаза зацепив какие-то работы в одноименной усадьбе — Пущино-на-Наре, которая давно стояла в руинированном виде. Когда ехали вдоль Оки видели на том берегу уже знакомую нам церковь в Подмоклово, а после — церковь в Бехово, что около Поленовской усадьбы.

Без автомобиля добраться труднее — на поезде до Тарусы не доехать, железной дороги там нет (что видимо и позволило городу получить статус природно-архитектурного заповедника — его на коснулась суровая рука индустриализации, и нынешней неторопливой жизни вторит еле ползущая связь от МТС). Ходят автобусы: от Москвы, от Серпухова. Станция «Тарусская» не должна обнадежить вас — она находится на другом, правом, берегу Оки и до него еще 15 км, которые непонятно как добираться. Паромов через Оку нет (машину никак не перетащишь, а жаль), гоняют туда-сюда частные моторки, но, как я поняла, без конкретного расписания.

1. Дорогой рассеялся мрак, кончился дождь, светило солнце. В Тарусу мы приехали в 15 часов, и первым делом отправились есть. Выбрали кафе «Парус» за веранду с видами на Оку. Вот такими видами.

2. По реке курсировали туристические теплоходы, на которые зазывали в громкоговоритель где-то рядом — катают до Поленово и обратно.

Один из теплоходов был какой-то повышенной веселости. Народ плясал на палубе под совершенно адовую композицию (о ней — видео ниже). На таком бы я плыть не решилась.

3. Теплоход уходит в живописные дали.

4. Впечатлила лодка, переделанная из дома на колесах.

5. Она же покрупнее. На заднем плане — песчаный пляж.

6. Вот еще такие суда возят туристов.

7. У пристани в кустах шарился котик, несколько бенгальского вида. Котиков в Тарусе было встречено много.

8. На холме — храм Воскресения Христова (Воскресенская церковь). Каменную церковь на этом месте построили в XVII веке, неоднократно, как это водится, перестраивали. В 1930 она была закрыта и обезглавлена. С 1988 года началось восстановление храма. У храма, мимо которого позже мы проедем, сидят художники.

9. Фото с видом дореволюционной пристани Тарусы, которое висит в туалете кафе «Парус».

10. Идем гулять. Целые стены из хмеля и девичьего винограда.

11. Виноград практически поглотил все.

12. В нескольких местах города расставлены информационные щиты, что весьма ценно. Справа — несколько примитивистского вида герб Тарусы, утвержденный еще в 1777 году Екатериной II со следующим описанием: «Серебряный щитъ съ голубою сверху внизъ, показующею теченiе рѣки Тарузъ, по которой сей градъ и именуется».

13. Мы пошли вдоль реки по бульвару. Первым встретил нас памятник Паустовскому, открытый сравнительно недавно, в 2012 году (скульптор — В. М. Церковников, архитекторы — В. Н. Ржевский, Н. П. Маркин).

14. После — памятник Белле Ахмадулиной, тарусской дачнице, открытый в 2013 г. Скульптором памятника стал Борис Мессерер — муж Ахмадулиной.

15. В той же позе Мессерер изобразил супругу и на надгробном памятнике на Новодевичьем кладбище, открытом в 2014 году. [Качество фото страдает, потому что сделано телефоном, как и некоторые другие иллюстрации в этом посте].

16. Снова котик-охотник.

17. И далее памятник Марине Цветаевой (скульптор В. Б. Соскиев, архитектор — Борис Мессерер), установленный 7 октября 2006 г., накануне дня рождения поэтессы. Рассказ об открытии памятника, где читала цветаевские стихи (с упоминанием рябины, теперь вымахавшей за скульптурой) Ахмадулина.

18. Из-за светящейся листвы проглядывает купол собора Петра и Павла.

19. От берега виднеется чудесная церковь в Бехово.

20. Военный мемориал Тарусы.

21-22. И сам собор Петра и Павла, построенный в 1789 году, который в советское время, изуродованный, работал дом пионеров. Подробнее о храме.

23.

24. Смурной Ильич и сквер перед администрацией города, где во всяких тематических объектах фотографируются новобрачные.

25. Прямо к храму примыкает построенное в 1970 году здание картинной галереи. В следующий раз обязательно посетим. В галерее обещают работы Поленова, Айвазовского, Врубеля, Кустодиева и Борисова-Мусатова; основа коллекции — безвозмездный дар городу Николая Петровича Ракицкого (1883-1975), ученого-агронома, коллекционера, друга Булгакова. К теме — симпатичная статья о Тарусе и галерее из журнала «Крестьянка». Кстати, еще одна местная достопримечательность — сад-дендрарий Ракицкого.

26. Сграффито на торце галереи в стиле тарусской вышивки.

27. И прекрасный почтовый ящик!

28. Это мы возвращаемся в сторону «Паруса» по улице Ленина, и я кручу головой во все стороны.

29. Магазин антиквариата в здании «круглого магазина», бывшего универмага, который планировали снести в 1967 году «для расширения площади», да передумали. Скорее, это даже лавка старьевщика, настолько там все непафосно, как в обычных антикварных. Кое-что, даже не удержавшись, купили там в подарок, но пока не скажу, что.

30. Он же. Тень от вывески.

31.

32. Этого котика звали Ксюша.

33. Фрагменты. Кстати, было встречено немало галок.

34. Заросшие сарайки.

35. Идеальный книжный. По крайней мере снаружи. =)

36. В очень странной позе спал котик, но, видимо, ему было удобно.

37. Вот так спал.

38. Снова хмель.

39. Бюджетное кафе-столовая «Ока», о котором в «Форсквере» были ожидаемо нелестные отзывы (зато там тоже есть веранда с видом на реку).

40.

41. Вполне себе миленький пансионат «Якорь».

42-34. Мы вышли к кафе «Парус», где оставили машину. На наших глазах официантка кафе споткнулась на веранде, упала на спину (мужчины, конечно, сразу бросились на помощь, которую девушка отвергла) и неожиданно принялась задорно хохотать.

44-45. После мы сели на машину и зачем-то объехали все кругом, чтобы остановиться на улице Ефремова (началась она с большой лужи, в которой нечто злобно чиркнуло по днищу нашего седана; будьте внимательны на немощеных улицах Тарусы). Запарковались у дома 25 и пешком углубились по тропинке, ведущей налево. Там, за чужим забором, вдруг обнаружился привет Мондриану.

46. А дорога была усеяна мелкими коварными грушами.

47.

48. Это мы вышли на Хлыстовское кладбище на Мусатовском косогоре, где находится могила умершего в 1905 году в возрасте всего 35 лет художника-символиста Виктора Борисова-Мусатова. Его все, как минимум, обязаны знать по полотну «Водоем».  Почитать о его жизни можно, например, тут.

49. Гранитное надгробие «Уснувший мальчик» выполнил друг художника, скульптор А.Т. Матвеев, ставший впоследствии очень заслуженным.

50.

51-52. Справа — могила сестры художника.

53. На Мусатовский косогор ходят не только ради кладбища. Дорожка спускается вниз (правее — чуть более пологая, слева — покруче)…

54. Сначала турист упирается в родник и «дерево желаний». Правда, говорят, исходное дерево давно погибло, и желания теперь загадывают с помощью других окрестных растений.

55. Тропинка выводит к камню памяти Цветаевой. Процитирую кусок «Викимапии»: «Будучи в эмиграции Цветаева писала: «Я бы хотела лежать на тарусском хлыстовском кладбище, под кустом бузины, в одной из тех могил с серебряным голубем, где растет самая красная и крупная в наших местах земляника. Но если это несбыточно, если не только мне там не лежать, но и кладбища того уж нет, я бы хотела, чтобы на одном из тех холмов, которыми Кирилловны шли к нам в Песочное, а мы к ним в Тарусу, поставили, с тарусской каменоломни, камень: Здесь хотела бы лежать МАРИНА ЦВЕТАЕВА».

Камень устанавливали два раза. Первый — студент из Киева в 1961 году при активной поддержке Паустовского. Однако этому камню не удалось долго простоять. Против него выступила дочка Цветаевой — Ариадна (похоронена недалеко от Паустовского). Камень решено было убрать, что опять-таки не обошлось без участия Паустовского. На следующий год камень установили вновь, уже новый, серый».

56.

57. Виды от камня.

58. Возвращаемся обратно по крутому склону и вот такой необычной лестнице. Каждый год плюс 4 новые ступеньки? =)

59. У дома на улице Ефремова.

60. Близится закат. Увы, но на этот раз покидаем Тарусу. Приблизительный план на следующий приезд уже составлен.

61. Но по дороге к даче делаем еще одну остановку: у странного барельефа в лесу, на обочине (приметили его еще по дороге в Тарусу). 

62. В каком году и в честь чего был он установлен — пока не удалось найти. Может он относился к одной из заброшенных ныне или перестроенных турбаз на Оке?

63. Он же, вид сбоку.

Дальше на трассе с нами произошел вот такой эпизод. Вдруг стопанул нас мотобатальон ДПС.

64. Всю дорогу к даче нас постепенно накрывал туман. Было очень живописно.

65. А когда были готовы шашлыки, из-за домов взошла алая, чуть уже потерявшая в своей полноте, луна.

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: