Куда девается мусор?..

На 3 курсе института я внезапно отправилась учиться в Школу юного журналиста при газете «Аргументы и Факты». Было там много всего интересного и полезного, в том числе и задание: поработать один день кем-нибудь, а потом про это написать. Ну, а так как меня всё тянет порыться в каком-нибудь говне (хм, в хорошем смысле этого слова), я пошла поработать мусороуборщиком. И статью потом написала. Опубликована она, правда, так и не была. А потом и потеряла актуальность, хотя, несмотря на принципиальную смену работников, «технологии» остались прежними.
Статья несколько корявенькая и наивная, ну уж простите. Править ничего не стала.

Куда девается мусор, или Как стать дворником

Многие в детстве мечтали быть дворником: раньше всех вставать, в предрассветной тиши шуршать метлой по дорожкам, улыбаться торопящимся на работу людям…

Почему бы и нет, — решила я, устав от каждодневного умственного напряжения, и пошла устраиваться в дворники. Но, помимо желания освоить эту «экзотическую» профессию, я вынашивала еще одну цель — узнать, наконец, страшную тайну: куда же девается мусор из мусоропровода.

Пункт 1. ГУРЭП № 49.
В ГУРЭП — теперь так обозначают простой ЖЭК — я направилась в поисках работы. Там мне рассказали, что штат дворников и РКУ (работников комплексной уборки) заполнен только на 30%, поэтому рабочей силы всегда не хватает. Хоть Лужков и пообещал жилплощадь дворникам с 10-летним стажем, немногие в это верят. Ну, а молодежь на такую работу вообще не стремится.

Как выяснилось, работой в мусороуборочной камере занимается не дворник, а РКУ. Помимо этого в его каждодневные функции входит уборка территории около крыльца и холла самого подъезда, а раз в месяц — влажная уборка всех этажей. «Реальный конкретный труд, голова не болит, спи спокойно» — говорит начальник ГУРЭПа Елена Юрьевна. При уборке 2-3 подъездов мне пообещали зарплату в 5 тыс. рублей. И от меня потребовалась только трудовая книжка и паспорт. Трудовые же навыки предоставлять не обязательно, вредные привычки (у меня, впрочем, почти отсутствующие) тоже не помеха. Елена Юрьевна прекрасно знает, что 50% штата — алкоголики, но не увольняет — надо же кому-то работать.

Признавшись, что отдавать самоотверженному труду всю жизнь я не собираюсь, но готова честно посвятить этому занятию целый день, я была послана в помощь к работнику комплексной уборки Зосе.

Пункт 2. Взгляд изнутри.
Утром следующего дня я уже была у Зоси (кстати, сама она по образованию парикмахер, но из-за маленького ребенка работать по профессии не может) и не где-нибудь — а в святая святых — мусороуборочной камере, за той самой дверкой, находящейся около любого подъезда и обычно закрытой на увесистый замок.

Первое, что бросилось в глаза, то есть в нос — это нестерпимый запах, однако минут через 10 замечать его перестаешь (идеальный вариант — работать с перманентным насморком). Второе — мусоропроводная труба, которая в этой комнатке и заканчивается. Закрыта она на заслонку, открываешь — летит мусор. Только вот летит он не в контейнер какой-нибудь, а самые обыкновенные картонные коробки из-под бананов, которые собирает по Москве сама Зося. Работа с заслонкой — дело ответственное, хорошая реакция просто необходима.

По нападавшему мусору можно определить не только благосостояние жильцов данного подъезда, но также и их умственное состояние. Зося жалуется на то, что люди абсолютно не думают, выкидывая мусор. Ведь мусоропровод предназначен только для пищевых отходов, но наш народ «что лезет, то и кидают». А кидают плитку с бетоном, кирпичи, лыжи, подушки, 5 литровые бутыли. Весной – гнилые овощи при разборе балкона. После праздников — огромные коробки из-под конфет. После Нового года кто-то умудрился запихнуть в мусоропровод елку. Так как жильцы даже не потрудились связать ей ветки, елка «раскорячилась» в трубе и создала затор. «А прошлой зимой, — говорит Зося, — какие-то «умные» люди вылили борщ в мусоропровод. Замерзший супный каток пришлось поливать кипятком».

Этот день тоже не стал исключением — засор образовали кипы частично сгоревшей бумаги. Видимо, жильцы сами подожгли ее, чтобы лучше пролетела (вот молодцы какие!). К счастью пожар потушили еще накануне, а вывалившийся из трубы мусор, обдал нас с ног до головы облаком пепла.

По ходу дела я поинтересовалась, что Зося думает об идее разделения мусора (как на Западе: для пищевых отходов — одно ведро, для стекла — другое). На это она только усмехнулась: предложения такие были, но с условием, что разделять мусор будут сами уборщики. «Я и так мудохаюсь с ним 1 раз в день…», — вздыхает Зося.

Утрамбовав мусор в коробки, мы сгрудили их на ржавую тележку, выстланную картоном, накрыли сверху одеялом, чтобы мусор не разлетелся, и покатили к контейнерам во двор. К слову сказать, в ГУРЭПе знают об такой «транспортировке», но новые тележки с широкими железными корытами покупать не спешат: говорят, что для уборщицы-дамы такая тележка будет слишком тяжелой.

Во дворе нас ждал новый сюрприз – баки были переполнены. Это означало, что вчера машина за мусором не приезжала. Однако для Зоси это не впервой: она героически залезает в бак и начинает прыгать на мусоре, чтобы освободить наши тяжеленные (проверено на себе) коробки. Последовать ее примеру я просто не рискнула, прикинув в уме, какие могут сюрпризы могут ожидать внутри.

Когда мы вернулись в камеру, туда заглянул мужичок 50 лет с холщовым мешком. Он приходит к Зосе регулярно и забирает пластиковые бутылки и банки. Представившись мне Сережей, он предлагает угостить святой воды и достает из-за пазухи сомнительную коричневую бутылочку. «Будешь? Ну тогда хотя бы бутылку поцелуй. Не хочешь? От Божьего нельзя отказываться. Вот тебе тогда подарок. Бери, счастье тебе сегодня будет», — и Сережа, протянув мне другую бутылочку — с рыжеватой жидкостью, которую он называл квасом, исчез. Проследив за моим удивленным взглядом, Зося сокрушается: «Чудиков много ходит».

В этот момент по уже пустому мусоропроводу пролетает стеклянная бутылка и со страшным грохотом разбивается о заслонку. Я подпрыгиваю на месте, но Зося спокойно говорит: «Это нормально. Я вначале так этих бутылок шугалась — на пол падала».

После этих передряг, помыть подъезд хлоркой (более прогрессивных моющих средств почему-то не выдают) или прибрать около подъезда — просто забава. Хотя обнаружить банку из-под шпрот (остатки чьих-то ночных посиделок в подъезде) в коробке для рекламных листовок мне смешным не показалось.

«От такой работы, — рассказывает Зося, — больше устаешь морально. Приходится ругаться с жильцами: то машины на тротуар ставят, то мусорят в свежевымытом подъезде. Начинаются трясучки. Бывает, психану и уйду».

«Ну а зарплата?» — «1100 за два подъезда», — был ответ.
Что-то не стыкуется с обещаниями из ГУРЭПа….

«Ну, уж нет», — возвращаясь, думала я. Может у меня силы-то и хватит на такую работу, а вот нервов точно нет. Нервы, все же, не восстанавливаются. Хотя, с другой стороны, если уж приспичит, то я теперь точно знаю, где мне всегда будут рады.

***
Бонусом фотка с места действия. Фотографировал водитель мусороуборочной машины. Я справа.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

%d такие блоггеры, как: